Такая она, фронтовая любовь

Он – доктор, она – медсестра. Познакомились на войне, влюбились, мечтали пожениться... В последний раз они виделись на поле боя. Вокруг свист пуль, грохот разрывающихся снарядов, отвага и смерть. Истинную судьбу любимого она узнала только спустя 48 лет, получив письмо «с того света».

Невероятная история любви Ольги Будниковой и Бориса Аграчева пронизывает до мурашек.

В подарок – дамский пистолет

На фронте были не только ужас и смерть, была и любовь. Война крушила миллионы семей и одновременно рождала новые. Одни пары познакомились на фронте, другие – в госпитале, третьи – в эвакуации. Девушки из тыла писали незнакомым солдатам письма на фронт. После войны из таких переписок складывались семьи. Но везло не всем...

Роман медсестры Ольга Будниковой и майора медицинской службы Бориса Аграчева длился не больше года, но запомнился всему 330-му полку Ленинградского фронта.

О Борисе известно мало. Родился в 1916 году, был майором медицинской службы 330-го стрелкового полка, военврач 3-го ранга, старший врач 86-й стрелковой дивизии. Его мать жила в Ленинграде.

Ольга Будникова родилась в 1922 году, была дочерью военного генерала Ивана Будникова. В блокадном городе прошла курсы военных медсестер и, когда ее отец погиб в Ленинграде от взрыва снаряда, устремилась на фронт. Отчаянная девушка просила направить ее в самое пекло – на Невский пятачок.

Познакомились Борис и Ольга на фронте. Влюбились, мечтали пожениться, но оказались в кровавом месиве Невского пятачка.

Про Ольгу ходят легенды. Ветераны говорят, что, не пригибаясь, девушка ходила по полю боя и спасала раненых. Фашисты не стреляли в нее, восхищаясь красотой и отвагой медсестры.

За несколько дней до ледохода, в 20-х числах апреля 1942 года всех женщин с Невского пятачка отправили на правый берег Невы в поселок Невская Дубровка. На прощание Ольга подарила любимому карманный (дамский) пистолет системы Шмайсер со словами: «Будешь отстреливаться». Майор ответил, что для обороны это оружие не подойдет, из него можно только застрелиться.

24 апреля 1942 года начался ледоход. Невский пятачок оказался отрезан для подкреплений с правого берега реки. Оборонять плацдарм остались около 500 бойцов 330-го полка 86-й стрелковой дивизии. Несколько дней они героически держали оборону. Но фашисты значительно превосходили защитников пятачка в численности и оснащении оружием. Враг сжал кольцо окружения, и 29 апреля все красноармейцы, находившиеся на Невском пятачке, погибли в бою. Лишь нескольким удалось выжить: между льдинами вплавь они пересекли Неву и выбрались из кровавого ада.

 

Письмо с того света

В 1990 году на Первой вахте памяти на Невском пятачке поисковики обнаружили блиндаж комиссара Щурова, о котором среди ветеранов ходили легенды. По свидетельствам выживших, в апреле 1942 года этот командный пункт стал последней точкой обороны Невского пятачка. Окружив блиндаж, враги забросали его гранатами, но внутрь не вошли, так как с правой стороны Невы вход в землянку обстреливали красноармейцы.

Все, кто был в блиндаже, погибли. Кроме старшего сержанта Бориса Лявданского. Очнувшись после взрыва, Лявданский обнаружил, что не ранен. Выживших рядом не было. Боец пополз к Неве. К нему бросились два фашиста. Лявданский застрелил их и нырнул в Неву. Рядом плавало бревно, Борис обхватил его рукой и по ледяной воде переплыл реку. Погиб старший сержант Лявданский в августе 1943 года в Мгинском районе.

 

Рассказывает Георгий Стрелец, руководитель Вахты памяти 1990-го года на Невском пятачке:

«Отыскать штабной блиндаж пытались и до нас, но тщетно. Мы же просто обязаны были показать высокие результаты на той, самой первой Вахте памяти, чтобы получить одобрение властей на развитие поискового движения. Помогали нам военные топографы и участник боев на Невском пятачке  Александр Михайлович Соколов, который 27 апреля 1942 года чудом избежал гибели.

В тот день начальник штаба дивизии майор Козлов дал Соколову задание переправить на правый берег важные документы и донесение о тяжелом положении плацдарма. Раненный в бедро Соколов переплыл Неву между стремительно несущимися льдинами. Его обстреливали фашисты, он нырял, лавировал между глыбами льда, и все же доплыл до правого берега Невы – к нашим. Выполнив задание, Соколов два с половиной месяца пролежал в госпитале. После вернулся на фронт. Войну закончил в мае 1945-го года на Курляндском полуострове.

Благодаря помощи Соколова и топографов нам удалось рассчитать расположение блиндажа с точностью до метра. Это было поздней осенью, из-за холодов работы решили отложить до весны. Когда весной мы приехали на раскопки, то обнаружили, что до нас там уже поработали черные копатели. К счастью, целостность блиндажа они не нарушили.

Раскопки мы начали 18 марта. Александр Михайлович Соколов начертил схему расположения мебели в блиндаже. Согласно ей мы кропотливо, сантиметр за сантиметром расчистили осевшую, спрессованную годами землю.

Совпадение ли, но работы мы завершили 29 апреля. Ровно через 48 лет с момента трагической гибели тех, кто находился в блиндаже.

Там было 11 человек. Опознать удалось 6. По медальонам: комиссара полка, политрука Красикова и сержанта госбезопасности, уполномоченного особого отдела Кузьмина. Сержант оставил записку «Прошу похоронить там, где убили».

Еще четверых опознали по партбилетам и личным вещам. Это батальонный комиссар Щуров, начальник связи полка Кукушкин, начальник штаба 86-й дивизии подполковник Козлов и майор медицинской службы Аграчев.

Остальных, в том числе молодую женщину с темными косами, опознать не удалось.

Майор Борис Аграчев в одной руке держал пистолет размером не больше пачки «Беломора». В виске – след от пули. Рядом деревянная коробочка от пистолета, а в ней записка: «Оленька, прощай, больше мы с тобой никогда не увидимся».

Ветераны вспомнили историю любви Аграчева и Будниковой и предположили, что записка адресована Ольге. В 1990-м Ольга Ивановна была жива. Мы разыскали ее.

Обнаружили тогда в блиндаже и пачку планшетов с документами, всё в плохом состоянии. Через бумагу даже проросло дерево. Все документы и записки мы передали в управление КГБ.

Останки людей из блиндажа Щурова были торжественно захоронены в братской могиле на Невском пятачке 6 мая 1990 года в числе 574-х человек, найденных в ходе первой Вахты памяти.

Ольга Будникова присутствовала на церемонии захоронения вместе с племянниками комиссара Щурова».

 

Останется на страницах газет

До апреля 1990-го года Борис Аграчев считался без вести пропавшим. Только спустя 48 лет Ольга Будникова узнала об его истинной судьбе. Узнала, что в предсмертный час ее любимый думал о ней, а ее последний подарок стал судьбоносным.

Существует две версии появления пистолета у Ольги. Первая: это трофейный пистолет, найденный ею в окопах. Вторая: пистолет девушке подарил ее отец, генерал Будников.

Ольга Будникова прошла всю войну. Участвовала в операции «Искра». При форсировании Невы в январе 1943-го храбрая девушка встала на место погибшего командира и повела в атаку бойцов. Получив ранение в левую ногу, попала в госпиталь. Однополчане думали, что Ольга погибла. Но девушка выжила и после операции и лечения вернулась на фронт. Войну закончила в Кенигсберге, имеет 17 наград.

В наградном листе к ордену Красной звезды старшины медслужбы О.И. Будниковой сказано: «Работая в должности санинструктора батареи ИПТБ, неоднократно отличалась в боях в районе городов Эльбинг, Данциг, где под сильным ружейно-пулеметным и минометным огнем противника вынесла с поля боя и оказала первую помощь более 80 раненым бойцам и офицерам Красной армии.

Во время боев в районе дер. Дубровки в Ленобласти в сентябре 1942 года одной из первых переправилась через реку Нева, организовала переправу раненых и эвакуацию их в тыл. В этом бою переправила через реку тяжело раненного командира батареи, несмотря на то, что сама получила ранение, не бросила командира батареи, а доставила для эвакуации в тыл».

После войны Ольга работала на железной дороге, но уже не медиком. Замуж она так и не вышла...

– Не знаю, насколько правдивы истории о том, что Ольга ходила по полю боя не пригибаясь, – говорит Георгий Стрелец, – но способностью видеть живых солдат, которые признаков жизни не подавали, она обладала. Жив или нет боец, определяли, прислонив зеркало ко рту. Не обнаружив следов дыхания, человека считали мертвым. Ольга же взглядом могла определить, жив боец или мертв. Таким даром она обладала. Я сам не раз видел, как просто поглядев на незнакомого человека, она безошибочно определяла, где и что у него болит.

Умерла Ольга Будникова в 2000-х годах в Санкт-Петербурге.

Родственников майора Аграчева найти не удалось.

Такова история фронтовой любви медсестры Ольги Будниковой и майора Бориса Аграчева. Яркая, трагичная, полная надежды и душевного трепета, эта любовь навечно останется на страницах газет.

Мария ЛАЗАРЕВА

Фото из открытых

 интернет-источников

© 2001-2018 гг.
Разработано: ЗАО "Кторстудио"
При любом использовании материалов сайта, ссылка обязательна.