ДЕВИЧЬЯ КОМАНДА

ДЕВИЧЬЯ КОМАНДА

Сапоги выдали 41-го размера. А в батальоне, как на подбор, у всех 34-й да 36-й, потому что бойцы – хрупкие девчонки. У каждой есть верный помощник – собака-санитар, искатель мин или связной. Речь идет о «Девичей команде» 34-го отдельного инженерного батальона миноискателей. Батальон готовили специально для прорыва блокады Ленинграда.

Формирование

Чтобы не выпасть из сапог, приходилось в несколько слоев обматывать портянками ноги. А еще – зимой спать на еловых ветвях, в болотной топи под обстрелами переносить раненых, обезвреживать мины, получать ранения, терять друзей... Но, главное, спасать жизни!

Сформировали 34-й отдельный батальон Ленинградского фронта весной 1942 года. Батальон готовили специально для прорыва блокады Ленинграда, дальновидно предусмотрев особенности операции. В бойцы набрали девушек из блокадного города. Командиры верили – на ленинградок, закаленных суровой блокадной зимой, можно положиться.

Формировали батальон в деревне Сосновка под Ленинградом. Там содержался собачий питомник, куда в начале войны собрали всех городских собак (породистых и дворняг), годных к службе. Животных дрессировали как подрывников. На их спину прикрепляли устройство, которое, задевая поверхность низкого дзота или танка, взрывалось. В боях на Ленинградском фронте собаки служили живым оружием, порой уничтожая целые эшелоны врагов. С появлением девичей команды собак стали дрессировать для более гуманных целей – связи, санитарной помощи и поиска мин.

Многие бойцы батальона, как Маргарита Меньшагина и Лиза Самойлович, до войны занимались в клубе служебного собаководства на ул. Рубинштейна, 40. Другие, как Вера Александрова, прибыли в Сосновку с ленинградских заводов. Всем им по 18-19 лет. Началась интенсивная подготовка. Осваивали саперное дело, разминирование, особое внимание уделяли кинологии. Благодаря девушкам, которые до войны работали с собаками, обучение всей команды шло быстрее.

 

Бесстрашные связисты

От взрывов и обстрелов телефонная связь между подразделениями армии часто обрывалась, и чтобы передать важную информацию приходилось отправлять связных. Фашисты обстреливали их. Гибли люди, а информация не доходила до адресата. На помощь пришли собаки. К их ошейникам крепили портдепешник (сумочку с письмом) и отправляли в путь.

Сначала военные командиры четвероногим связистам не доверяли. Первые рейсы собаки-посыльные проделывали с «пустой» информацией. Но ситуация быстро изменилась: двигались собаки гораздо быстрее человека, в них сложнее было попасть из оружия, когда кто-то, кроме вожатого, хотел притронуться к портдепешнику, собака яростно вставала на защиту донесения. За день собака-связист проделывала несколько рейсов из батальона в роту и обратно. Животные отважно бежали по земле, плыли по воде и порой, даже невзирая на полученные ранения, выполняли задание. Зимой на собак надевали «маскхалаты», на хвосты – полотняные колпачки.

Псы так освоились с опасной службой, что стали разбираться в звуках выстрелов и разрывов. На открытом месте, услышав вой приближающейся мины, ложились, приникнув к земле. Сразу за разрывом вскакивали и бежали еще быстрее.

 

Скоро передовая?!

Осенью 1942 года девушки начали дрессировать собак для нартовой службы. Собачьим упряжкам штаб фронта отводил важную роль в будущей операции «Искра». Их задача была – доставлять солдатам на левый берег боеприпасы, а возвращаясь на правый, – подхватывать и доставлять раненных к своим.

Уже в начале зимы на Коркинском озере командирам продемонстрировали результат дрессировки. С каждой упряжкой – впереди и сзади – на лыжах бежали две девушки. В санях собаки везли груз, в несколько раз превышающий их вес. Нарты скользили по тонкому льду стремительно, легко проходили там, где провалилась бы военная техника и машины.

За несколько дней до начала операции девушек с собаками перебросили в деревню Манушкино. Стоял мороз, но костры жечь запрещалось. Спали в шалашах на подстилке из еловых веток. Иногда волосы примерзали к вещевому мешку, служившему подушкой.

Операция «Искра» началась 12 января 1943 года. Боевое крещение девичьей команды наступило, когда красноармейцы прорвались к левому берегу и завязали бой.

Цитата из книги «Девичья команда»: «Старшина Петров размашисто бежал на лыжах вместе с ними и торопил – важно было скорее проскочить открытое, пристрелянное вражеской артиллерией пространство реки.

– Глядите на полыньи! – бросал он на ходу.

Снаряды дробили и дробили лед.

– Передовая-то скоро, товарищ старшина?

– Далеко еще! – кричал Петров. – Гоните! – Его поражало это доходившее до наивности бесстрашие девушек, не понимавших, что тут уже и есть передовая, может быть, даже самое жаркое место боя».

Упряжки везли стальные щитки, за которыми могли укрыться пехотинцы, проволочные пакеты МЗП (малозаметных препятствий), мотки колючей проволоки, противопехотные и противотанковые мины, заряды взрывчатки. На обратном пути девушки укладывали на нарты раненых, оказывали им первую помощь. Место в санях было оборудовано только для одного солдата, но девушки ухитрялись брать двоих...

В те январские дни девичья команда перевезла тонны инженерного имущества и 1800 раненых! Вера Александрова доставила на правый берег 80 человек, Лиза Самойлович – 72 человека, Тося Симачева – 68, Тося Васильева – 54, Нина Бутыркина – 46.

 

Санитары-спасатели

Были на фронте и собаки-санитары, они выходили на поле боя без вожатого. К телу собаки крепили санитарную сумку с набором для первой помощи и фляжкой с чистым спиртом. Собаки быстро определяли живых. Подходили и вылизывали лицо потерявшего сознание бойца до тех пор, пока он не приходил в себя. Дальше раненый из сумки мог взять бинт и перевязать рану, согреться спиртом из фляги…

Признание Нины Бутыркиной из книги «Девичья команда»:

«Знаете, вот таскаешь нарты целый день – не одни собаки таскают, ты с ними, можно сказать, наравне – под обстрелом, вся взмокнешь даже на морозе, но об этом не думаешь, ведь раненые на тебе, они истекают кровью, надо спешить. И вдруг где-нибудь по дороге на передовую почувствуешь, что все, что нет у тебя больше сил, что невозможно это дольше переносить. И сядешь в сторонке на пенек или на лед и заплачешь. Просто ревешь, ведь никого нет рядом, никто не слышит, так что не стыдно. А они собьются возле тебя, морды кладут на колени, лижут и подскуливают, из сочувствия, что ли. И высохнут слезы. Потреплешь собак, поднимешься – и пошли. Опять бежим туда, опять откуда-то берутся силы. Уж и счет рейсам теряешь. А собаки все тянут, они не то что слово, вздох твой понимают, и слушаются, и готовы защитить».

Сильно поредела в те январские дни девичья команда... Сначала упряжки водили две девушки, потом одна. И было в упряжке уже не пять-семь, как положено, а три собаки...

 

Миноискатели

За время оккупации фашисты нашпиговали Ленинградскую землю минами. Коварный враг прятал мины в дымоходах, печных проемах, колодцах, на сеновалах, в конюшнях и домах, на грядках, в траве и в поле, в болоте, на берегах рек и озер... Фашисты маскировали мины так, что заметить их было крайне сложно. Мины закапывали на глубину два метра, упаковывали в деревянные коробочки, мыльницы, настенные часы... Однажды мины обнаружили в груде фальшивых камней, сделанных из папье-маше. Добавьте к этому неразорвавшиеся снаряды – последствия боев и авианалетов.

Освобожденная земля остро нуждалась в разминировании. Но как искать взрывчатые устройства, когда миноискатель сходит с ума от количества металла вокруг? К работе привлекли собачий нюх.

Девичья команда занялась дрессурой. Результаты показали такие, что каждый сапер стал мечтать об обученном четвероногом помощнике. В освобожденной от оккупантов местности первым делом проводили разминирование. Девушки пускали вперед собак, те, унюхав мину, садились и не двигались с места. Это означало, что мина найдена. Вожатая обследовала землю щупом (длинный металлический прут) и, обнаружив мину, ставила флажок. Дальше поиск либо продолжался, либо начиналось разминирование. Собаку отводили в сторону.

За время службы бойцы девичьей команды обезвредили сотни тысяч мин. Только Лиза Самойлович и ее пес Миг на Карельском перешейке подняли 3400 мин, а всего за службу – около сорока тысяч.

После войны девушки вернулись к мирной жизни. Стали парикмахерами, строителями, экономистами... Взять собак домой не смогли, квартирные условия не позволяли. Но любовь и уважение к этим животным девушки пронесли через всю жизнь.

Мария Лазарева

Фото Любови Александровой и из открытых интернет-источников

 

Материал подготовлен по книге «Девичья команда. Невыдуманные рассказы». Авторы – командир 34-го отдельного батальона – Петр Заводчиков и писатель Семен Самойлов. Книга вышла в 1975 году и сразу обрела популярность, читатели полюбили ее за правдивость изложения. В 2015 году книга была переиздана под названием «Дыша одним дыханием. Военные кинологи на фронте».

Фотогалерея





© 2001-2018 гг.
Разработано: ЗАО "Кторстудио"
При любом использовании материалов сайта, ссылка обязательна.